Кластеры

Понятие экономического кластера было введено в оборот в 1990 году американским экономистом, профессором кафедры делового администрирования Гарвардской школы бизнеса Майклом Портером.

Кластеры

В своей работе «Международная конкуренция. Конкурентные преимущества стран» он акцентирует внимание на свойстве конкурентоспособности, которой способствуют кластеры в качестве сообществ взаимно дополняющих друг друга фирм, тесно связанных отраслей.

Собственно под кластером здесь подразумевается «индустриальный комплекс, сформированный на базе территориальной концентрации сетей специализированных поставщиков, основных производителей и потребителей, связанных технологической цепочкой, и выступающих альтернативой отраслевому подходу». 

При этом М. Портер отмечает, что кластеры не просто увеличивают прибыль компаний, но и подталкивают развитие инноваций, дают возможность профессионального роста и помогают налаживать благоприятный социальный климат.

Благодаря кластерам удается снять жесткие ограничения между сферами производства и оказания услуг, поскольку в состав каждого могут входить и производители, и поставщики, а также сопутствующие сервисы, финансовые и образовательные структуры, формирующие кадровый потенциал.

Кластер отражает тип территориального расположения компаний, близость которых способствует максимально тесному сотрудничеству и удобной логистике.

Кроме того, такая форма взаимодействия способствует быстрому распространению информации и навыков, внедрению новых технологий и инструментов маркетинга.

В связи с этим кластеры являются двигателем продуктивности, который обеспечивает точки роста для развития внутреннего и внешнего рынков. Все это способствует развитию конкуренции между агломерациями, регионами и странами, постоянно соревнующимися в производительности.

Интересно
По М. Портеру кластеры отличаются от других форм хозяйствования разносторонним составом конкурирующих участников, определяющим масштаб территориальным охватом, наличием синергетического эффекта и организационной гибкостью.

Одним из показательных примеров кластерного развития культурных индустрий является процесс регенерации городской среды в Великобритании.

Кластеры внесли свою лепту в формирование креативного пространства и последовавшее возрождение экономики в ряде британских городов. Иногда это происходило незапланированно: художники и творческие люди переезжали в определенные районы города и строили там новую экономику.

В других случаях местные органы власти предпринимали сознательные усилия по укреплению креативных индустрий в том или ином населенном пункте путем оказания помощи, иногда обозначая район творческим или культурным кварталом.

В первом случае примером является Шордич, район в восточной части центрального Лондона, который был преобразован креативными индустриями за несколько лет.

Спад производства в столице Великобритании на протяжении всего ХХ века привел к тому, что традиционные отрасли промышленности Шордича, особенно мебель и текстиль, практически исчезли, оставив район бедным и экономически депрессивным.

Однако они также оставили после себя складские помещения. Лондон в целом имеет большое количество студентов, занимающихся искусством и дизайном, а также профессиональных художников, которые всегда ищут дешевое, удобное рабочее пространство в центре города.

Таким образом, в 1990-е годы Шордич начал колонизироваться художниками, что было закреплено открытием галереи «White Cube» на Хокстон-сквер, своего рода храма движения молодых британских художников (YBA).

По мере того как все больше художники переезжали в становившийся модным район, он стал привлекательным для креативного бизнеса, в особенности в таких областях, как реклама, архитектура, фотография и, особенно, дизайн.

Волна влиятельных профессионалов, в свою очередь, привлекла в этот район бары, рестораны и клубы, что привело к тому, что он стал авангардным центром ночной жизни Лондона.

Правда впоследствии рост арендной платы и тенденция к преобразованию складов в жилые помещения вынудили художников двигаться дальше на восток.

Интересно
Кластер в Шордиче был в значительной степени незапланированным, но вскоре его заметили местные и общегородские органы власти, был проведен ряд мероприятий по картированию территории и выработалась политика, направленная на поддержку роста креативных индустрий.

В Манчестере, как и в Шордиче, традиционные отрасли промышленности пришли в упадок, оставив после себя дешевые помещения, которые оказались привлекательными для творческих индустрий, особенно индустрий моды, галерейного и музыкального бизнеса.

Дворец Аффлека на крытом рынке — своеобразный манчестерский институт креативности, воплощающий богемную культуру, пустившую корни в районе через большое количество мелких творческих розничных предприятий.

Когда стало ясно, что центр города привлекает креативные индустрии, городской совет принял активное участие в их поддержке и продвижении. По результатам картирования и исследования им была создана служба по развитию креативных индустрий (CIDS, The Creative industries development service), базирующуюся в северном квартале и предоставляющая информационную и организационную поддержку творческим предприятиям всего города.

Рост креативных индустрий позволил обратить вспять устоявшееся сокращение численности населения.

Власти Бирмингема попытались сделать нечто подобное в Дигбете, который находится к югу от центра города. Этот район был идентифицирован городским советом как потенциальный центр для креативных индустрий.

Подобно Шордичу и северному кварталу Манчестера, Дигбет был в значительной степени покинут промышленностью и оптовиками, оставившими после себя потенциально пригодное для использования пространство. Частные застройщики приняли это к сведению и переоборудовали ряд зданий в этом районе для использования креативными индустриями.

Первым из них был завод по производству заварного крема, в котором сейчас работают 250 малых творческих предприятий.

Его успех был повторен неподалеку в «Fazeley studios», бывшей часовне и в «The Bond», переоборудованном складе викторианской эпохи.

Городской совет стремился развить эти успехи, чтобы создать творческий кластер через модернизацию широкополосных соединений для создания цифрового хаба, и поддержку нового кампуса Колледжа Южного Бирмингема, предлагающего ряд курсов, связанных с креативными индустриями.

Англо-саксонские исследования городской среды способствовали осознанию культурных индустрий как феномена теории планирования и как компонента городской социологии и дискурса о региональном экономическом развитии.

Эти исследования акцентируют внимание на экономическом потенциале городов, и культурные индустрии выступают в качестве фактора, который может повысить привлекательность городской среды (т.е. как способ преобразования ее имиджа и индивидуальности), а также стимулировать процесс ее бизнес-активности (С. Зукин, А. Скотт, П. Холл, Л. Лаззеретти, Т. Цинти).

Интересно
Конец ХХ века знаменуется кластерным бумом по всему миру. Как и в Великобритании молодые художники Германии, Швеции, Финляндии, других стран Европы и США преобразуют заброшенные промышленные пространства.

Многие государства, среди которых Гонконг, Южная Корея, Китай, Индия, Вьетнам, Казахстан, объявляют кластеризацию экономики. При этом в некоторых странах кластеры получили официальный статус типа хозяйствования, закрепленный на нормативно-правовом уровне.

В России процесс создания кластеров начался в творческой среде с 2005 года: в Москве появляются центр дизайна «Artplay», дизайн-завод «Флакон», центр современного искусства «Винзавод», лофт «Даниловская мануфактура», Институт медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка», в Санкт-Петербурге лофт-проекты «Этажи», «Четверть», креативное пространство «Ткачи» и т.д. С 2010 года креативные кластеры появляются и в других городах страны.

Узнай цену работы

"Да забей ты на эти дипломы и экзамены!” (дворник Кузьмич)