Характеристика лиц совершающих коррупционные преступления

Характеристика лиц совершающих коррупционные преступления, по мнению В.Н. Кудрявцева, включает два относительно самостоятельных и существенно различающихся криминологических портрета:

  • лица, уполномоченные на выполнение публичных функций, незаконно получившие преимущества по государственной должности, государственной или муниципальной службе, службе в коммерческих или иных организациях вопреки интересам публичной службы;
  • лица, предоставившие такие преимущества последним. Первые — взяточники, вторые — взяткодатели. Критерием для подобной дифференциации служит уголовно-правовой признак наличия особого публичного статуса.

В наибольшей степени коррупции подвержены служащие органов исполнительной власти. При этом необходимо иметь в виду, что особый уголовно-процессуальный статус депутатов, судей и прокуроров препятствует эффективному выявлению и привлечению к уголовной ответственности коррумпированных должностных лиц из их числа.

В негосударственном секторе регистрируемая коррупция в наибольшей степени распространена среди директоров предприятий (31%), руководителей и преподавателей негосударственных высших учебных заведений, выполняющих государственный заказ на подготовку специалистов (17%), руководителей банков, обслуживающих бюджетные средства (11%).

Коррупционеры отличаются большим возрастом, чем у среднестатистического преступника, средним возрастом — 37 лет, а так же уровнем феминизации (27% коррупционеров — женщины) и образования (52% лица с высшим и неоконченным высшим образованием).

Опрос осужденных за коррупционные преступления, проведенный в тот же период, показал, что 72% из них были осведомлены об уголовной противоправности своего деяния, 96% рассчитывали избежать наказания, 83% считали назначенное им наказание незаслуженно суровым и лишь 2% полагали, что понесли справедливое наказание (15% затруднились ответить). Криминологический портрет второй группы лиц практически не отличается от характеристики личности среднестатистического преступника.

В основе большинства современных классификаций личности преступника-коррупционера, как правило, лежит характер нравственной ориентации личности, степень ее стойкости и некоторые психологические черты трех типов преступников:

  • глобальный преступный тип, для которого характерна «полная преступная зараженность». Личность многих современных коррупционеров целиком ориентирована на взятки и подкуп, на корыстно-криминальную мотивацию. Недаром многие стремятся к получению депутатского мандата, предоставляющего статус неприкосновенности и своего рода индульгенцию от должностных правонарушений;
  • парциальный тип, т. е. с частичной коррупционной зараженностью. Раздвоенность преступной личности коррупционера заключается в стремлении как принести общественную пользу на профессиональном поприще (обусловленном желанием завоевать уважение, повысить социальную значимость или патриотическими побуждениями), так и соблюсти свои корыстные интересы, находясь на публичной службе;
  • предкриминальный, кредитозависимый, предрасположенный к коррупции тип. Речь чаще всего, может идти не только об индивидуумах, которым присуща эмоциональная возбудимость и которые вследствие этого способны в экстремальных, стрессовых ситуациях на необдуманные деликты, но и о так называемой взяткомании, имеющей сходные с другими зависимостями психологические процессы в личности.

Ситуации получения вознаграждения за действия законного характера, когда никакой договоренности о вознаграждении не было, также можно отнести к данному социальному типу.

Современные социально-демографические признаки личности коррупционеров, взяткополучателей имеют некоторую специфику и характеризуются:

  • ростом числа коррупционеров вследствие расширения бюрократического аппарата; шестикратным превышением количества взяточников, проживающих в городах над проживающими в сельской местности (объясняется более высокой концентрацией чиновничества в городах, влиянием большего морального и правового разложения населения, проживающего в мегаполисах);
  • превышением в 4,7 раза количества мужчин, привлекающихся к уголовной ответственности за получение взятки, над женщинами, несмотря на превалирование последних на государственной гражданской и муниципальной службе (объясняется гендерными различиями);
  • тенденцией к углублению коррупционной пораженности чиновников в возрасте до 30 лет (связано с ранним включением в коррупционные схемы);
  • тенденцией роста количества коррупционеров из числа сотрудников правоохранительных органов и судей (связано с антикоррупционной компанией в органах внутренних дел).

Уголовно-правовые признаки личности взяткополучателя находят отражение:

  • в стабильном росте среднего размера взятки при сохранении высокого удельного веса мелкого взяточничества;
  • в достаточно низком уровне взяточничества, совершаемого в крупном и особо крупном размере;
  • в низком удельном весе осужденных взяткополучателей, получивших взятку в составе группы (8-12%), что не отражает реальных показателей организованного взяточничества.

Отмеченное лишний раз позволяет сделать вывод, что действующее уголовное законодательство и практика его применения недостаточно учитывают подлинную общественную опасность личности взяткополучателя, о чем свидетельствует и неадекватная уголовно-правовая оценка систематического взяточничества, а также распространенная практика назначения наказания за получение взятки ниже низшего предела (ч. 1 ст. 64 УК РФ), которая снижает эффективность общей и частной превенции.

Узнай цену работы

"Да забей ты на эти дипломы и экзамены!” (дворник Кузьмич)